Женщина в вине

Женщина в вине

Женщины не только слабый пол в плане физической силы, они еще и форсированно подвержены негативным последствиям пагубных привычек, попросту говоря, женщины спиваются быстрее.

То, что начинается с безобидного «возьму пивка на вечер» перерастает в частое употребление все более крепких напитков, и заканчивается жесткой зависимостью.

Мой собственный пример из жизни. Лет 12 назад, у меня была начальница непосредственная, женщина еще молодая, лет сорока, симпатичная и при должности. Казалось бы, все у нее есть, и муж, между прочим, тоже при должности, сотрудник правоохранительных органов, и сын, умница, студент, и достаток – живи да радуйся. Но не тут было, Елена Викторовна приходила на работу вроде бы в нормальном состоянии, а уходила,  держась за стеночку. Далее, выпивать она стала  с самого утра,  когда начальница приходила к нам в кабинет в десятом часу утра мы были вынуждены сразу после ее ухода открывать окно, настолько стоял сильный запах спиртного. Конечно, она все время искала какие-то оправдания, то у нее зуб болит, то еще что-нибудь, но всему коллективу было очевидно, что речь идет не о настойках от боли. Шатающаяся Елена Викторовна, с сильным запахом алкоголя стала предметом насмешек для молодых членов коллектива и предметом серьезной озабоченности для руководящего состава.

Некоторое время мы, сотрудники, размышляли о том, где же она берет алкоголь в течение дня и когда успевает напиться. Выяснилось то, что Елена Викторовна часто ходит на перекур в соседний с нашим кабинет, отданный под архивную документацию, то есть, там никого не было, только полки с документами. Вот там-то, в бумагах на полках и нашлись бутылочки. Ну и, частенько она закрывалась в своем кабинете, да так, что никто не мог достучаться, частенько не приходила на работу вообще, а в течение дня мне звонили из управления и произносили такой текст: «Оксана, я знаю, что Елена Викторовна в налоговой, поэтому, пришлите отчет вы за нее». Таким образом, я только от управления узнавала о том, что моя начальница, оказывается, в налоговой, в то время, как делать ей было там нечего, налогами занималась я, а Елена Викторовна прикрывалась такими сообщениями о причинах своего отсутствия перед  начальством.

Тем временем отсутствий на работе становилось все больше, то она у нас была в одной инстанции, то в другой, где ее, разумеется не было, но вид создавался, дабы удержаться на должности, дошло до того, что отсутствовала по пол недели. Однажды схема не удалась. Земля слухами полнится и они дошли до ее руководства, иначе и быть не могло, абсолютно весь коллектив большого предприятия часто лицезрел Елену Викторовну в нетрезвом виде, а про ее прогулы на работе судачили так: дома пьет, пока муж не видит. Поговаривали о том, что она очень боится мужа, что он и ударить может ее за употребление.

И одним прекрасным рабочим днем приехала прямо к ней домой руководитель финансового управления, женщина в возрасте, многоопытная, поняла то, что Елена Викторовна дома, но побоялась открыть ей дверь. Предварительно она позвонила на предприятие и знала о том, что той там нет. Перепуганная Елена Викторовна, не успела руководительница уехать с водителем, примчалась в офис – разумеется, нетрезвая, с неровной походкой, с лицом землистого цвета и стала ждать. На ковер ее вызвали, дали последнее китайское предупреждение, но процесс, видимо, был запущен основательно.

Через месяц меня пригласили на другую работу и я ушла, а еще через буквально пару лет мне позвонила бывшая коллега с того самого предприятия и сообщила о том, что Елена Викторовна умерла.

Я до сих пор не знаю, что послужило спусковым механизмом в том, чтобы молодая, обеспеченная женщина начала так себя разрушать, мы не были подругами, но пример того, с какой скоростью женщина может окончательно себя загубить вследствие зависимости налицо.

Другой пример в последующих годах, наоборот, я руководитель, моя подчиненная – алкоголичка, причем запойная, пропадала на пару недель, потом появлялась на работе с красными глазами. К сожалению, очень долго ей потворствовали, так как, женщина была дочерью владельца бизнеса. Не редки были такие ситуации, я спрашиваю у коллег: «Где Аня?», ответ: «А она пьяная в машине спит, здесь, рядом». Вот Аня высыпалась и приходила, вся помятая, в офис.  Все «пропажи» Ани на работе прикрывались приказами на отпуск, оформленными задним числом. Такое поведение не могло не отразиться на отношении к ней окружающих, кто-то жалел, кто-то раздражался, особенно, та ее коллега, которая была вынуждена постоянно делать за нее работу, но уважать и ценить ее как работника было не за что. В результате, я с ней, как со своим работником, попрощалась, обеспечивал ее отец, надеюсь на то, что и на лечение отправил.

Эти два примера женского алкоголизма из моей профессиональной жизни говорят о том, что алкоголик – очень плохой работник, непредсказуемый и безответственный, вынуждающий других сотрудников делать его работу, при этом, своей зарплатой никто из них не делился, они-то себя считали вполне достойными.

Специалисты-наркологи считают, что женский алкоголизм опасен тем, что женщина его пытается тщательно скрывать, так как, наше общество предъявляет к женщинам больше требований, это мужчине допустимо иметь слабости, а вот женщине нет. Сначала, для женщин алкоголь считается антидепрессантом, а потом, она не может выбраться самостоятельно из этой ямы.

Пьющие женщины часто теряют семью, работу, уважение детей, несомненно, сильно ухудшается внешность и состояние здоровья.

В связи с этим нужно ни в коем случае не терять время и обращаться к специалистам, человеческая жизнь стоит того, чтобы за нее побороться.