Про чиновника Олега

Олег Владимирович не бежал, он мчался. «Черт, черт, черт, никуда не успеваю» — чертыхался он про себя в сердцах. «К трем часам надо к Игнатьеву, там с ним провожусь полчаса-час, доложусь о судебном заседании, потом еще надо успеть в канцелярию, и наверное, наш блаженный что-нибудь выродит вечерком. Надо дать Ирке, советнице, указание сделать сводку за неделю об обращениях граждан, чую, блаженный, вызовет сегодня, он в последнее время в плохом настроении, рейтинги падают, бюджет урезают, ненависть граждан растет, несмотря на веселый инстаграм, в котором губернатор регулярно пек пироги и пел песни под гитару.

Быстро заскочив в машину, Олег Владимирович помчался в суд по гражданским делам. «Надо было Лешку отправить, нафига я сам то полез. Ладно уже, уважу Игнатьева, покажу этому коммерсу то, что я сам всем занимаюсь, лично. Кстати, давно пора ему намекнуть о том, что сумма вознаграждения за юридические услуги уже должна бы увеличиться, столько дел для него веду».

Зазвонил телефон, очередной коммерс спрашивал совета, включив на громкую связь, Олег Владимирович быстро надавал тому рекомендаций, ловко обращаясь с рулем, подрезая всех, кого можно было, потому что, на судебное заседание он неумолимо опаздывал. Впрочем, многолетняя служба в аппарате губернатора области, давно уже сделала свое дело, Олег Владимирович расправлялся с делами играючи: с утреца быстренько совещаньеце, затем, все делают негры – сотрудники управления по работе с обращениями граждан, которое он возглавлял последние несколько лет. А он уже, после этого, если не было запланированных поездок  с губером к народонаселению дабы успокоить последнее, мог посвящать время коммерсам, их было уже немало, всех надо было консультировать, представлять интересы в суде, создавать судебные иски. Да, еще эти избирательные компании, будь они неладны, еще и теми заниматься. Олег Владимирович давно уже не знал, как вместить в одни сутки столько дел, сколько ему нужно было переделать. Хоть, он и начал привлекать к помощи себе некоторых смышленных сотрудников управления, умеющих молчать и радующихся лишней копейке, все же, в последнее время он порядком начал задыхаться от того объема, который на себя навалил, но новенькая, недавно построенная квартирка требовала постоянного денежного внимания, а его супруга, хоть и была пристроена им на хлебное и не суетное место директора дома ветеранов, зарабатывала пока еще недостаточно для покрытия всех их интересов.

Стремительно взобравшись на четвертый этаж здания суда по гражданским делам, и, совершенно от этого задохнувшись, учитывая его немалые габариты, килограмм 120, Олег Владимирович, вбежал в зал судебных заседаний номер 432. Там, кроме судьи и секретаря, уже сидела страшненькая девица-истец и ее представитель. Было назначено разбирательство дела о незаконном увольнении этой самой девицы. Коммерс Игнатьев уволил ее по статье полгода назад, так как, решил прикрыть одну из своих контор, а добровольно девица ни в какую не увольнялась, и только сейчас дело доползло до судебного слушания. Конечно же, Олег Владимирович, представлял интересы коммерса, отрабатывал, так сказать, теневую зарплату. Сбросив звонок от секретарши со своей основной работы, Олег Владимирович кинулся в бой. Довольно скоро разгромив защиту противника и добившись очередного переноса слушания еще на месяц, Олег Владимирович уже было опрометью побежал к машине из здания суда. Но настырная девица со своим представителем успела таки его нагнать и прижать в каком то коридорчике.

«Вы что не понимаете, что это беззаконие? – вопила она, — «я не могу устроиться на работу, Игнатьев испортил мне жизнь!

«Давайте договариваться!» — обрадовался Олег Владимирович, — «вы снимаете свои требования по выплате заработной платы за весь период вынужденного простоя, а он вам меняет формулировку увольнения». Не давая опомниться ни девице, ни ее юристу, Олег Владимирович побежал дальше.

Усевшись в машину и чуть отдышась, набрал Аньку-секретаршу. Эту Аньку навязала ему министерша финансов области Раиса Ивановна, она была какой-то там ее родственницей и пристроить ее в собственное министерство Раиса Ивановна временно не имела возможности, по причине занятости всех мест другими родственниками сотрудников областного Правительства. Анька была еще ничего, до нее была Светка, сейчас она была в декрете, дочка заместителя министра образования области, это был совсем тихий ужас, Олег Владимирович, не знал, как она смогла окончить школу, количество грамматических ошибок в напечатанных ею письмах зашкаливало, поэтому, он вздохнул с облегчением, когда какой-то молодец, решив породниться с заместителем министра, обрюхатил Светку и она благополучно ушла в декретный отпуск. Анька сообщила о том, что Олега Владимировича разыскивал Сам и надо срочно быть на месте.   Взглянув на часы и отметив, что не успевает пообедать, Олег Владимирович помчался в здание Правительства области.

Со стены кабинета губернатора области на него укоризненно и строго смотрел президент. Не менее укоризненно смотрел и Игорь Валерьевич, хозяин кабинета. «Что им надо, Олег? Ты мне можешь сказать, что надо этим сволочам? Я им новенький перинатальный центр построил, я им аквапарк, я им централизованную запись на прием к врачам, а они что? Ты видел, что они пишут, б…ь?» «Народ, он народ, он всегда будет чем-то недоволен, а давайте лучше устроим вам выезд в Охотский район на выходные, а? Там баньку организуем, на снегоходах покатаетесь, домчим на вертолете, с ветерком! Заодно, сделаем съемку в какой-нибудь деревне рядом – губернатор заботится о жителях самых дальних уголков области, а?» Уголки губ Игоря Валерьевича начали терять суровость, он подошел к шкафу, достал бутылку коллекционного коньяка и плеснул себе в хрустальный стакан. «Будешь? – спросил он Олега Владимировича.

«Не, не, мне еще за руль, да я еще дочу из сада вечером забираю же» — начал отнекиваться тот.

«А я выпью. И то правда твоя, давай слетаю. Эти придурки пиарщики, ты видел мой инстаграм? Шута из меня делают горохового. Надо быть ближе к людям, говорят. Надо, чтобы народ увидел в вас простого человека, говорят. И что? Что, я тебя спрашиваю?», — не дожидаясь ответа на этот риторический вопрос губернатор одним отработанным движением опрокинул в себя стакан с коньяком.

__________

Игнатьев, как обычно, был нервным. «Везет мне сегодня на этих невротиков». — подумал Олег Владимирович.

«Ну что там, Олег, с этой Масленниковой? Отобьемся мы от нее?» — спрашивал коммерс, в то время, как Олег Владимирович писал очередное сообщение в телефоне с очередной консультацией.

«Да, да, Николай Иваныч, несомненно, все будет нормалёк. Еще немного и она согласится просто на изменение формулировки в приказе об увольнении и не будет требовать никаких выплат».

«Хорошо, Олег, я тебе доверяю. Есть еще дело, оказалось, что наша база на севере области частично находится на чужой земле, надо отбить претензии собственника».

«Отобьем, Николай Иваныч, как пить дать отобьем, скажите своему заму, пусть предоставит мне все материалы».

«Еще надо грамотно уволить водителей с восточной базы, они мне больше не нужны, контракт заканчивается, сам понимаешь, сокращения штатов – лишние затраты».

«Сделаем, Николай Иваныч» — отозвался чиновник-юрист.

«Еще надо отбить от налоговой инспекции мою фирму «СтройСтандарт», они, сволочи, решили ее ликвидировать как фиктивную, а она у меня учредитель в важной компании. Пристали как банный лист – нет никакой деятельности, нет работы по банку».

— Сделаем Николай Иваныч.

— Еще надо грамотно убрать с дороги моего соучредителя по компании «Лоджистик Про», у него там всего то 10% доли, но надо бы и это не отдавать, ты уж постарайся».

— Сделаем, Николай Иваныч. У меня к вам тоже просьба, знаете ли, квартира новая, затеял ремонт, по нынешним временам, это удовольствие не из дешевых, насчитали мне уже ремонта того на миллион.»

— Ок, Олег, я распоряжусь, Олеся Петровна добавит тебе к ежемесячной оплате.

Как обычно, рассчитывая провести у Игнатьева не более получаса, Олег Владимирович был вынужден просидеть и выслушивать надобности коммерса почти 2 часа, тот был человеком чисто конкретным и за свои денежки расслабляться не давал никому, даже уважаемому юристу из правительства области. Когда, в прошлом году, заместитель председателя правительства области Иванов познакомил их, и, таким образом, свел, Олег Владимирович и не думал, что Игнатьев будет требовать  от него столько времени. Иванов рассказал Игнатьеву о том, что Олег Владимирович очень помог ему во время его избирательной компании в мэры одного из муниципальных образований и продолжает помогать по многим юридическим вопросам. У коммерса Игнатьева были совместные интересы с председателем правительства в том самом муниципальном районе, в котором ранее Иванов был мэром, потому, они использовали друга друга в благих для себя целях.

У Олега Владимировича уже горели все остальные дела, жена звонила, требовала, чтобы он забрал дочку из детского сада. Помощник Лешка звонил, ему нужны были кое-какие уточнения. И как назло, надо вернуться в свой кабинет, забрать необходимые бумаги на завтрашнее утреннее судебное заседание. Взбегая по лестнице здания Правительства области на свой родной третий этаж, Олег Владимирович, увидел Елизавету Викторовну Чистякову. Елизавета Викторовна была его замом и по совместительству музой мэра областного центра. Она уже давно копала под него, он об этом прекрасно знал. Лешка Нестеров, сотрудник его управления, который работал и на все его левые дела, докладывал ему о том, что Лизка постоянно интересуется тем, а где шеф, куда поехал, когда будет, чем занимается и все в подобном роде. Выразительно посмотрев на свои золотые ручные часы, подарок мэра, Елизавета Викторовна, сладеньким голосом сказала: «Олег Владимирович, какой сюрприз, я уж думала не увижу вас сегодня, ведь уже начало шестого». «Да я за одной папкой заскочил, сейчас заберу в кабинет и по делам» — на бегу ответил ей Олег Владимирович, подумав про себя «Вот сука». «Вот свинья» — подумала Елизавета Викторовна, — «всех доит, и здесь у него все на мази, и у коммерсов имеет тысяч 200 в месяц. Ну ничего, ты у меня дождешься прибавки».

Захватив нужную папку, Олег Владимирович опрометью бросился в машину, надо было ехать в садик, забирать 6-летнюю дочку Варвару, а затем, доставив ее домой, к теще, которая временно обитала у них, ехать консультировать другого коммерса, Яшку по прозвищу Желтый. Прозвище Яшка приобрел по причине специфичного цвета своего лица и сочетающейся с этим лицом фамилией Желтых. С Яшкой Олег Владимирович мог расслабиться, с ним он не скрывал своих фактических воззрений на все происходящее в области и в стране, в целом.

«Народ наш – темный,- говорил Желтому Олег Владимирович, — и будет таким дальше, потому как, власть ни капли не заинтересована в том, чтобы его образовывать. Зачем ей образованный народ? Народ, знающий о своих правах? Незачем, управлять проще таким народом, которому праздник на центральной городской площади устроишь, он и рад. И не надо ему, народу, конституцию изучать, да законы, иначе, как мы жить будем?».

Яшка всегда с удовольствием слушал Олега Владимировича, он был бизнесменом средней руки, имел свой небольшой бизнес,  в высоких кругах не вращался, в связи с чем, с ним Олег Владимирович не стеснялся в выражениях и называл вещи своими именами.

«Губернатор наш тупой, господи, Яш, какой он тупой! Я порой не могу держать себя в руках, чтобы что-нибудь не ляпнуть».

«Эти людишки, как они мне надоели, тупицы, куда они обращаются? – в другой раз сокрушался Олег Владимирович, — как они не понимают, что это все не вопросы губернатора? Привыкли обращаться как к главному, к батьке, ни хрена не понимают того, что он ничего не решает.

Сегодня Яшке нужна была консультация о том, как не платить штрафные санкции по хозяйственному договору, а попросту как не платить за то, что он надул своего клиента. Сделав свое дело, усталый, но довольный прибавкой от Игнатьева, Олег Владимирович поехал домой.

 

_________

Утро следующего дня как-то не задалось. Сначала дочка устроила истерику – не хотела идти в садик, просила оставить ее дома с бабушкой. Кое-как успокоив дочь, он повез ее в детский сад, и уже на обратной дороге из детского сада в Правительство, его резко подрезал слева какой-то индюк на Тойоте, Олег Владимирович еле успел отреагировать, чтобы предотвратить дорожно-транспортное происшествие, изрядно понервничав и поорав на улице друг на друга, они, наконец, разъехались. Поднимаясь на свой третий этаж, он снова увидел Чистякову, Елизавета шла с каким-то загадочным видом по коридору и также загадочно с ним поздоровалась, он раздосадованно поморщился, на часах уже было двадцать минут десятого, как обычно, он опоздал. Секретарша увлеченно подпиливала себе ногти, не поднимая головы от своего важного занятия, Анечка сообщила о том, что Олегу Владимировичу надо зайти к Самому, звонила его личная помощница Юлька  еще минут 10 назад. Олег Владимирович не удивился, губер был по натуре жаворонком, он рано вставал всегда, поэтому, совершенно спокойно взял свою папку с ежедневным докладом, подготовленным для него Иркой, и пошел в кабинет Игоря Валерьевича. Игорь Валерьевич сидел при всем параде, в своем любимом темно-синем костюме от Бриони, здесь же был начальник управления кадровой политики Назаров в своей щегольской бороденке и начальник губеровского пресс-центра Пономарев в красном галстуке.

— Ну что же, господа, давайте обсудим ситуацию, которая у нас произошла. – начал Сам.

— Олег Владимирович, поступил сигнал и мы, я, не могу на него не отреагировать, понимаешь? У меня и так рейтинги ни к  черту, я не могу не реагировать на такие обращения со стороны независимых СМИ.

Все еще не понимая в чем дело, Олег Владимирович молчал

— Короче, Олег, пиши заявление по собственному, чего уж, ты все понимаешь – продолжил губер.

— Поступил сигнал и не один о том, что начальник управления по работе с обращениями граждан Правительства области, вместо того, чтобы все силы отдавать государственной службе, работает в течение рабочего дня на коммерсантов, представляет их интересы в судах и так далее. – зачитал с листочка Пономарев, — получая государственную заработную плату из бюджета области, данный чиновник зарабатывает, также, и «левую» заработную плату от своих частных консультаций, продолжил главный пиарщик.

— Олег, ты сколько времени вчера был на работе? А позавчера? – вступил в разговор Назаров. – Я то знаю, мне все докладывают. Хорошо, если ты 2-3 часа работе отдаешь, а все остальное время в бегах.

— Все это портит и без того не идеальный имидж нашего губернатора – продолжал уже Пономарев, — мы должны отреагировать на запрос независимых СМИ, они провели свое расследование и готовятся его опубликовать, мы должны принять меры.

 

Олег Владимирович словно во сне шел по коридору в свой, практически, уже бывший кабинет. В его приемной о чем то шушукались несколько его сотрудников, среди них была и Елизавета. «Вот стервятники», подумал он, проходя мимо них.

В кабинете губернатора все те же лица и Елизавета Чистякова сидели за овальным столом.

— Елизавета Викторовна, вы показали себя прекрасным, ответственным специалистом и за вас лично ручается наш мэр Александр Юрьевич. В связи с этим назначаю вас на место Олега Владимировича. Уверен, вы отлично справитесь с работой.

— Лиза, зайдешь? – зам. председателя правительства Иванов жестом пригласил ее в кабинет.

— Понимаешь, у тебя в команде полно юристов и часто бывает нужна их помощь в некоторых вопросах и мне, и моим хорошим знакомым – начал он, наливая Елизавете Викторовне коньяк.