33 богатыря

Рекламщики

Здание было совсем новеньким, хоть и находилось рядом с обшарпанным и заброшенным строением цеха готовых изделий старого ликеро-водочного завода. Внутри, на мокрой половой плитке Тане пару раз пришлось балансировать, чтобы не упасть. «Хороша уборщица» — подумала кандидат. Поднявшись по неудобной и довольно крутой лестнице на третий этаж, она прошла налево, как ей было сказано по телефону и увидела встречающего ее молодого корейца в демократичных джинсах. «Сейчас начнется» — Тане уже не раз приходилось видеть таких вот молодых и амбициозных, все знающих и вечно все оптимизирующих деловых мужчин, четко и безапелляционно заявляющих свою программу. Программа эта всегда сводилась только к одному – экономия, экономия и еще раз экономия на всем. Все, что можно – урезать, все, что можно – выжать из всего и всех.

«Этот хоть симпатичный» — Таня прошла за корейцем в голый, минималистический кабинет с пустыми белыми стенами, совершенно необжитой, в центре которого стоял черный письменный стол и кресло, а к нему примыкал еще один стол для совещаний. Вслед за ними протиснулся пожилой дядечка с добрым лицом и здоровым болтом на пальце руки, тоже присел.

— Это наш технический директор, отвечает за производство – представил дядечку кореец.

— Наша компания уже давно на рынке, она известна в городе, у нас много проектов, в том числе, и с администрацией. – начал рассказывать молодой исполнительный директор. – У нас есть проекты и в других регионах, у нас есть свое собственное производство, в штате опытные дизайнеры и фотографы, здесь же, ниже, находится фотомастерская и творческая мастерская. Есть еще здание, мы пока думаем по поводу его применения. Вся графическая реклама в городе принадлежит нам, на транспорте, баннеры и т.д. Годовой оборот нашей компании составляет Х миллионов. У вас есть какие-нибудь вопросы?

— Да, скажите, пожалуйста, чего вы ожидаете от будущего главного бухгалтера? – спросила Татьяна, уже зная то, что услышит.

— Мы ожидаем того, что наш главный бухгалтер будет вести наши семь компаний, вести кадровый учет, делопроизводство, предоставлять аналитические данные, заниматься отправкой и получением корреспонденции. Продумывать для нас  возможности оптимизации затрат, особенно, налоговых, постоянно искать пути экономного расходования всех имеющихся ресурсов – экономия материалов, заработной платы, расходов на офис и так далее. А да, еще надо будет составлять договоры, ну это же пустяк. Знаете, у нас очень много резюме, где у главных бухгалтеров есть второе высшее образование – юридическое. Не то, чтобы мы часто привлекали вас как юриста, но иногда придется – кореец улыбнулся очаровательной улыбкой.

Пожилой технический директор что-то там постоянно поддакивал из своего угла.

«Боже, как скучно, как они однообразны» — подумала Таня. Вслух же она сказала:

— Хорошо, понятно, все это я умею делать. А что офис-менеджера или секретаря, отвечающего за работу с корреспонденцией компании у вас нет?

— Нет, а зачем нам держать целую единицу, я считаю, что бухгалтер вполне с этим справится.

— А юрист, может быть, вне штата имеется?

— Да, есть, но мы привлекаем его только в особых случаях, понимаете, услуги юристов недешевы.

— А экономист в компании есть?

— Нет, это ваши функции.

— Что ж, Михаил, я хотела бы уточнить – может ли сотрудник у вас пойти на прием к врачу?

Молодой директор задумался, лицо его изменилось, помрачнело, повисла небольшая пауза.

— Ну, если вы идете на прием к врачу, вам придется задержаться после работы, безусловно.

— Хорошо, а подскажите еще, Михаил, может ли главный бухгалтер улететь на недельку в отпуск?

— Ну, если он заранее обо всем позаботится, заранее предупредит, то можно и согласовать.

Направление беседы, в которой кандидат начал исследовать будущие условия работы, явно не очень нравились молодому директору. Михаил с таким задором в начале интервью, рапортующий о компании и обязанностях кандидата, начал сникать. Потому, Таня не стала задавать вопросов про оплату проезда в отпуск и про отпускные, в целом, не говоря уже о больничных листах, дабы у него не случилось приступа депрессии. Таня научилась бережно относиться к директорам и их неустанным заботам.

— Давайте я вам покажу место работы? – предложил он.

Сидящий в качестве еще одного предмета мебели технический директор, тоже встал.

Таню провели в небольшой, такой же минималистический кабинет, в котором, как оказалось, ей надлежало бы работать вместе с техническим дядечкой. Место было как место, ничего особенного, но Таня привыкла быть вежливой и рассыпалась в похвалах, попутно про себя заметив, что в кабинете холодно.

В машине посидела, прежде, чем поехать, переваривая очередную порцию общения с деловыми русскими коммерсантами. Хотелось плеваться, но работа была нужна, поэтому, нажав на газ, она поехала на следующее собеседование.

Пивовары

На сей раз, здание находилось в дальнем районе города, можно сказать, на отшибе. Без личного автомобиля нечего было и думать туда устраиваться. Тане открыли ворота и она, припарковавшись, увидела мужчину средних лет, предусмотрительно ожидающего ее возле входа в здание. Предусмотрительно, так как, разобраться самостоятельно в какую дверь идти было непросто, это было относительно небольшое предприятие по производству пива, и, собственно, само производство находилось здесь же. Мужчина, представился Александром и повел ее дальше. Внутренние помещения были такими же холодными и серыми, как и в предыдущем здании. Таню провели на второй этаж, где находился еще один мужчина средних лет, рыжий, с бородой и очень нервный. Его нервность чувствовалась в том, как он ходил по кабинету туда-сюда, как он, затем присаживался на стул, закидывая ногу на ногу и складывая руки замком на своих коленях. Как оказалось, нервный совладелец был таким нервным из–за нерадивого действующего главного бухгалтера, который и вызывал в нем такие приступы ярости. Нерадивость же ее заключалась, главным образом, в том, что она пыталась отстаивать перед ним, совладельцем, букву закона и плохо помогала его обходить. Ничего нового Таня не услышала, все тоже самое, все те же обязанности быть специалистом минимум в четырех областях  и при этом ничего особенного не ждать взамен. Под особенным подразумевались элементарные отпускные и все тот же проезд в отпуск. И эта парочка сделала круглые глаза, услышав про то, что такое бывает. Рыжий и нервный решил просветиться и начал спрашивать про то, а как же считаются отпускные сотрудникам и в каком количестве они полагаются каждому. Танин ответ настолько не понравился ему, что, затем, до конца собеседования, он почти не разговаривал. Очевидно, все это время он вел в уме сложные подсчеты и был от них не в восторге, представляя свои убытки.

— Что же, пойдемте, посмотрим ваш будущий кабинет – предложил первый парень по имени Александр.

Спустились на первый этаж и Таня увидела стеклянную стену в коридоре, через которую было видно кабинет, окна у него не было, и естественный свет поступал туда только через стекло коридора, так как, у коридора окно было. Выглядело это как стеклянная конура посреди коридора на всеобщем обозрении. Внутри этой конуры стояли тесно, впритык друг к другу четыре письменных стола. Тане сразу поплохело от такой радостной обстановки, она представила себе как душно должно было быть в этом кабинете и неудобно. Взяв себя в руки, воспитанная Татьяна поблагодарила господ-коммерсантов за беседу и удалилась, с горячим желанием в душе забыть все это тут же.

Продавец колбасы

На следующий день Таня отправилась на интервью к оптовикам – компания занималась оптовой продажей колбасных изделий. Офис компании находился там же, где и большинство офисов торговых предприятий города – на оптово-торговой базе. Он представлял собой невысокий, одноэтажный павильон, в ряду которого было множество дверей в торговые помещения. Только увидев молодого, высокого и лысого директора в белой рубашке с галстуком, направляющегося к ней навстречу, Таня сразу подумала: «Ну вот, снова, идет мистер Оптимизация». На собеседовании присутствовала также приятная женщина в возрасте, которая представилась финансовым директором, и, которая все собеседование смотрела на лысого как кролик на удава. Так называемый финансовый директор за все время собеседования почти не разговаривала, и, только, когда Таня начала задавать уточняющие вопросы, приняла какой-то сочувствующий, виноватый вид. Лысый оказался еще более крут, чем вчерашние его коллеги, он был весьма сух и деловит, говорил отрывисто, и в принципе, все по той же схеме, за исключением того, что выдал Тане фразу, от которой она долго потом еще приходила в себя, фраза была такая:

— Мы платим нашим сотрудникам достаточно высокую заработную плату, чтобы выплачивать им еще и отпускные. Эти отпускные наши сотрудники должны накопить из этой достойной заработной платы самостоятельно.

Оглядевшись вокруг и не увидев никаких таких достойных условий работы, а также, не усмотрев ничего сверх достойного в предлагаемой заработной плате, которая, даже, была ниже многих по должности, Таня едва сумела скрыть свое удивление. Провожая ее до двери, финансовый директор с несчастным видом сказала:

— Я все понимаю, они и мне также говорят про отпуск мой лично. Может, вы придете к нам? Так уже хочется, чтобы хоть кто-то им подошел!

 

По пути домой с этого собеседования, за рулем автомобиля, Таня думала о том, что современные коммерсанты все поголовно хотят видеть не сотрудника, а Змея-Горыныча с тремя головами и десятью руками или 33 богатыря в одном – сотрудник один, а выполняет работу по 33 профессиям. Тридцать три то, тридцать три, но оплачивать они готовы только за одну, и без отпускных, пожалуйста.